Электронная коллекция «Большой театр Сибири» посвящена Новосибирскому государственному академическому театру оперы и балета (НОВАТ) к 75-летию его открытия - 12 мая 1945 года. Здание театра больше чем памятник истории и архитектуры. Это памятник людям его сотворившим, и памятник во славу Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Театр-символ Новосибирска, его культуры- опознавательный знак столицы Сибири. История коллектива театра, творческий путь солистов театра, музыкантов, художников, чьим трудом создавались замечательные спектакли - интересен и богат событиями. Творческая жизнь коллектива театра развивается очень активно. Театр сегодня по праву занимает самые высокие позиции среди оперных театров России, демонстрируя европейское качество.

В электронную коллекцию «Большой театр Сибири» вошли книги, статьи из периодических изданий, фотографии, эскизы, видеоматериалы, интервью с авторами книг, ведущими солистами театра, краеведами и др. В коллекции представлены материалы музея Новосибирского государственного университета архитектуры , дизайна и искусств (НГУАДИ) и музея Новосибирска.

Качество изображения цифровых копий максимально соответствует подлиннику оригинала.


Проект зала Дома науки и культуры

Архитекторы А.З. Гринберг, Т.Я. Бардт, художник М.И. Курилко, 1931 год
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

По первоначальной задумке декорация в зале принципиально отсутствует, нет и центрального освещения — плафонов, люстр, бра. Свет в зале отражается от купола. Нет балконов и лож — все зрители располагаются в амфитеатре и партере, часть которого может разворачиваться на 180 градусов и уезжать за сцену, так что в центре образовывалась бы цирковая арена.

Совмещенный план 1-го и 2-го этажей. Макет Дома науки и культуры

Архитекторы Александр Гринберг, Траугот Бардт, Михаил Смуров, художник Михаил Курилко
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Проектируемый в Новосибирске театр был одним из шести экспериментальных театральных зданий нового типа в СССР, причём не самым крупным (похожие театры строились в Ростове-на-Дону и Минске и проектировались для Свердловска, Иванова и Харькова). Страна была охвачена гигантоманией, проектировали, не считаясь с реальными возможностями: «…Шарахнем в небо железобетон!» (В.В. Маяковский).

Торкретирование купола

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Торкретирование — способ нанесения строительного раствора под давлением, который позволяет достичь большей прочности и морозостойкости бетона.
Нижнюю часть купола торкретировали в два слоя по 4 сантиметра. Используемая технология была новой для строителей и требовала освоения. Особенно непросто было перемещать цемент-пушки по ярусам лесов. Верхняя часть купола бетонировалась вручную.

Проект зала Дома науки и культуры

Художник Е.Е. Лансере, 1935 год
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

В промежуточном варианте переделки «с освоением форм исторического наследия» железобетонный купол уже имеет росписи на тему парковой архитектуры Италии. Автор проекта — профессор ленинградской Академии художеств, монументалист Евгений Лансере.

Торжественный митинг по случаю закладки «первого цеха» Дома науки и культуры

22 мая 1931 года. Выступает начальник строительства инженер Сергей Полыгалин
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Строящийся театр считали «первым цехом» — первым зданием — комплекса Дома науки и культуры, а всего по проекту 1931 года их планировалось шесть. Пока шло строительство, центральным залом для концертов и съездов оставался построенный в 1926 году Дом Ленина.

Установка кубиков в арматуру купола

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Для наилучшего заполнения бетоном фермы были обшиты по обрешетке гладко выструганной рейкой, а сверху это деревянное покрытие было смазано олифой, чтобы в будущем рейка легче отошла от бетона.

Место будущего строительства Дома науки и культуры

Снимок с крыши Делового дома. 1928 год
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Рассматривались различные варианты размещения здания Дома науки и культуры в Новосибирске: театр мог быть развернут главным входом к улице Серебренниковской, мог вообще перекрыть ее целиком — в таком случае под зданием были бы устроены сквозной проезд и проходы.
По предварительным подсчётам, при строительстве театра нужно было снести 29 усадеб и срезать толстый слой грунта на Базарной (Ярмарочной) площади. На деле освобождаемая территория оказалась ещё больше.

Общий вид зрительного зала

1940-е годы
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Таким зал театра оперы и балета увидели зрители 25 января 1941 года во время пробного концерта. До открытия театра вид зала практически не менялся, только в 1942 году на кресла прикрепили номера.
Здание театра могло быть открыто для публики уже к лету 1941 года, однако начавшаяся  Великая Отечественная война вновь смешала все планы. Лишь в декабре 1944 года стали готовить спектакли. Наконец, 12 мая 1945 года театр был открыт — и начался новый раздел его истории

Члены Комитета содействия строительству театра, руководство стройки, технический персонал и рабочие после опускания ферм купола

Май 1934 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Осенью 1933 бетонирование купола было завершено, бетон укрыли от промерзания опилками и кошмой. Стройка замерла до весны 1934, когда была проведена волнительная операция по освобождению бетонной основы от опалубки. Купол новосибирского театра невероятно тонок — толщина стенки составляет всего 8 сантиметров! Требовалось очень плавно опустить ставший ненужным временный каркас купола — и эта задача была с успехом выполнена.
В театре было устроено праздничное собрание. Это был день всеобщего триумфа, когда во многом окупились невероятные трудности строительного процесса.

Здание театра после первой реконструкции 1934—1936 годов

Май 1936 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Изменившаяся архитектурная и общекультурная парадигма в СССР заставила полностью пересмотреть изначальный проект Дома науки и культуры. Больше не требовалось строить демократический, массовый театр, и теперь нежелательно было воспевать в строениях чистые линии и строгие формы, напоминающие механизм машины. Вместо авангардных искусств возвращались академические формы.
По проекту архитектора Бориса Гордеева преобразился облик здания: главный вход был оформлен портиком с 12 колоннами в два ряда, остальные фасады украшены полуколоннами. Изначально гладкий снаружи купол покрывали декоративной железной чешуей.

Скульптуры в оформлении зрительного зала

1947 год
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

16 гипсовых копий античных скульптур были изготовлены в Москве. По задумке архитектора Бориса Гордеева, входной портик театра также должны были украсить скульптурные фигуры ударников труда, спортсменов, мастеров искусств, однако эта идея так и не была реализована. Был создан только скульптурный барельеф «Советское искусство», расположенный над входом в театр (автор — Вера Штейн).

Строительство вестибюля

Вид стройплощадки осенью 1931 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

С самого начала строительство столкнулось с логистическими трудностями — в то время как в Новосибирске строители уже приступали к разметке территории под строительство, чертежи фундаментов и первых этажей ещё оставались в работе в московском Гипрострое. Остро не хватало и рабочей силы — на строительство приходили в основном жители ближайших к Новосибирску деревень, которым часто приходилось отлучаться на сезонные хозяйственные работы. Тем не менее, с первого сезона стройка взяла мощный темп.
К сентябрю 1931 года были в основном возведены железобетонные конструкции вестибюля — бетонные работы спешили завершить до холодов. Хорошо виден объём грунта из котлованов под вестибюль, зрительный зал и крылья здания  — копка котлованов шла всё лето.

Начальник строительства Дома науки и культуры Сергей Полыгалин на рабочем месте

Архив М.С. Виноградовой

Из сохранившейся части рабочего дневника Сергея Полыгалина
10 июля 1931.
«Работа до полудня. С полудня субботник по выгрузке леса с баржей.
Продолжалась работа по рытью котлованов левого крыла артистических уборных и правого, где работы задерживаются мерзлотой грунта на глубине от 1 до 1,5 м и тем, что грунт вообще очень паршивый ― назём со щепой, щебнем и пр. мусором. Продолжается кладка фундаментов левого крыла артистических уборных.
Продолжается установка башмаков колонн вестибюля. Разбивка колонн зрительного зала в основном закончена, начали поверку на воробе (расхождение незначительно до 7,5 мм(?)).
Начали работать бетономешалки по приготовлению цементного раствора. Разговор с Гавриловым о рабсиле: просим срочно выслать землекопов, чернорабочих, каменщиков и плотников. Получил отказ за <неразборчиво> и весьма малообещающие посулы на будущее.
Показал им распоряжение <неразборчиво> о переброске плотников с кирзавода No 3, которые должны идти ко мне на 2-й участок (Окрбольница). Пытался говорить по этому поводу с Лукащиком, но его не было. Постройка буквально задыхается без рабочих».

Рабочие принимают люльку крана-укосины

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

В конце 1936 года был определён срок открытия театра — 1 сентября 1937 года. Однако это была невыполнимая задача — в первую очередь, из-за крайне плохого материально-технического снабжения строительства. Не было леса, кровельного и арматурного железа. Составленная правительственной комиссией смета не учла работы по вынужденному разбору уже построенных стен и конструкций из-за изменения планировки. Стройконтора с большим трудом расплачивалась с рабочими.
Виноватыми были объявлены самые беззащитные — непосредственные руководители стройки, прорабы, конструкторы, проектировщики. В ноябре 1937 года был арестован главный инженер строительства Сергей Полыгалин.

Копка котлованов под строительство

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Котлованы копали вручную, грунт вывозили на лошадях. Под ленточные и столбчатые фундаменты выкопали более 100 котлованов. Облегчало работу то, что грунт на площади Ленина в основном представлял собой легкую супесь.

Сергей Полыгалин со строителями в минуту отдыха

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Сергей Александрович Полыгалин (1899–1937) — инженер-строитель, выпускник Сибстрина, в Новосибирске участвовал в строительстве зданий сельскохозяйственного техникума (ул. Кирова, 103), Доходного дома (ул. Ленина, д. 1), первой поликлиники, школы № 42 (гимназия № 1), жилого дома артистов (ул. Романова, д. 35), в надстройке типографии «Советская Сибирь» (Новосибирская областная библиотека), в реконструкции театра «Красный факел». В 1931 году был назначен главным инженером строительства Дома науки и культуры. В 1937 году, когда из-за остро недостаточного материально-технического снабжения стройка театра стала сильно отставать от вслепую намеченного правительством плана, Сергей Полыгалин в числе других местных руководителей был арестован по подозрению в целенаправленном вредительстве государству и подрыве авторитета советской власти. Мера пресечения — расстрел. В 1956 году Полыгалин был полностью реабилитирован.

Возведение кулуаров

Вид стройплощадки осенью 1932 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

С самого начала строительство сталкивалось с логистическими трудностями — в то время как в Новосибирске строители уже приступали к разметке территории под строительство, чертежи фундаментов и первых этажей ещё оставались в работе в московском Гипрострое. Остро не хватало и рабочей силы — на строительство приходили в основном жители ближайших к Новосибирску деревень, которым часто приходилось отлучаться на сезонные хозяйственные работы. Тем не менее, с первого сезона стройка взяла мощный темп.
К сентябрю 1931 года были в основном возведены железобетонные конструкции вестибюля — бетонные работы спешили завершить до холодов. Хорошо виден объём грунта из котлованов под вестибюль, зрительный зал и крылья здания  — копка котлованов шла всё лето.

Работа над эскизом росписи потолка зрительного зала

Июнь—декабрь 1939 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Первоначально запланированные интерьеры театра также пришлось существенное пересматривать — в них были добавлены фрески, скульптура, драпировки. Проектные эскизы росписи в неоклассическом стиле были сделаны в мастерской А.В. Щусева в Москве, однако имели очень общий характер и потому ещё год дорабатывались на месте группой сибирских специалистов под руководством художника Абрама Бертика.

Бетонирование первого этажа кулуаров

Июнь 1932 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Каменщики за работой

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Укладка кирпича между железобетонными колоннами каркаса вестибюля.

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 12 След.