Стихотворенiя

Автор: Вяткин Г.А.

Документ является электронной копией оригинала: Стихотворения / Г. Вяткин. - Томск: Паровая типо-лит. П. И. Макушина, 1907. - [4], 72 с.

Место хранения оригинала: Российская национальная библиотека

"Первая поэтическая книга Г. А. Вяткина, включающая в себя опыты в символистом духе (один из текстов посвящен С. Я. Надсону), окрашенные тревожными предреволюционными настроениями (к примеру, стихотворный цикл «Яд» подан как фрагмент поэмы «Погром» и посвящается теме еврейских погромов в России) и народническими настроениями. Упомянуты в книге А. П. Чехов, М. П. Арцыбашев, Мария Канопницкая. Несколько стихов политического содержания помечены подзаголовками «Из Гюи де Ровелина», что, по-видимому, на «эзоповом языке» означает «из равелин», т.е. «из крепости/застенок/казематов». Мотив сказки, важный для всего творчества Вяткина, играет заметную роль в структуре книги, он повторяется в ряде стихотворений, встречается в заглавиях («Осеняя сказка»), наконец завершает книгу весьма примечательный цикл «Сказки жизни». Этот цикле-двойчатку отличает высокая концентрация контрастов и повторов: в каждом из этих двух стихотворений – пара героев, которым даны парные наименования и роли (фат/аристократ, дурнушка/пастушка; он/она, гимназист/актриса). «Сказки жизни» демонстрируют «предсеверянинскую» «триолетную» поэтику, которая у Вяткина восходит, вероятно, к Фофанову 1880-х годов, к «Триолету» («Царевич пылкий триолет»)."

Просмотр

Другие экземпляры коллекции

Утро большого дня

Кравков М. А.

Повесть, принадлежащая к жанру «Классическая проза СССР»,  произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Гармоничное взаимодополнение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного.

Чалдония

Дедов П. П.

Мне надо было не только собрать по крупицам материалы о том времени, полном не только трагизма, но и романтики, — надо было прочувствовать сам дух эпохи, познакомиться с нравами и обычаями, проникнуть в самое трудное — своеобразие характеров моих будущих героев. В старинных деревнях, на заимках, в таежных охотничьих избушках, а то и просто под открытым небом, у костра приходилось беседовать с людьми, вести записи.
Повесть написана на документальной основе. М.И. Рухтин, И.О. Чубыкин, Ф.И. Золоторенко, поручик Храпов, поп Григорий Духонин — все это реальные люди, подлинные участники событий. Прототипом же Кузьмы Сыромятникова послужил комиссар чубыкинского партизанского отряда В.Д. Кучумов, а дед Василек — это известный в Сибири таежный охотник Иван Пешков, повторивший в свое время подвиг Ивана Сусанина.
Однако я не ставил целью скрупулезно следовать историческим событиям, доподлинно описывать биографии героев. Это дело исследователей и историков. Повесть художественная, и потому я имел право на вымысел. Есть вымышленные герои, вымышленные сцены и события.

Дедов П.П.

Чаша любви

Вяткин Г. А.

Стихотворения, включенные в сборник стихов Г.А. Вяткина, варьируют мотивы утра, весны, любви, солнца, моря, кораблей, но завершается книга текстами, объединенными сибирской темой («Сибирь», «Шаман», цикл «Алтай»), в них доминируют другие мотивы: вечера, зимы и осени, тайги, тоски, темной силы. В центре книги – венок сонетов «Земле земное», в которых поэт обращается к теме времен года. Еще один цикл из четырех стихотворений – «Песни рыбачек» имитирует песенную стилистику.
Обложка для книги выполнена художником В. Уфимцевым, одним из создателей футуристической группы «Червонная тройка».

Я в Индии искал Россию

Ключников Ю. М.

Книга написана на основе шести путешествий автора в Индию, где он побывал во многих сакральных местах, посетил мудрецов, попытался прикоснуться к восточной религии и философии

Страницы: Пред. 1 2 3