Сергей Полыгалин со строителями в минуту отдыха

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Сергей Александрович Полыгалин (1899–1937) — инженер-строитель, выпускник Сибстрина, в Новосибирске участвовал в строительстве зданий сельскохозяйственного техникума (ул. Кирова, 103), Доходного дома (ул. Ленина, д. 1), первой поликлиники, школы № 42 (гимназия № 1), жилого дома артистов (ул. Романова, д. 35), в надстройке типографии «Советская Сибирь» (Новосибирская областная библиотека), в реконструкции театра «Красный факел». В 1931 году был назначен главным инженером строительства Дома науки и культуры. В 1937 году, когда из-за остро недостаточного материально-технического снабжения стройка театра стала сильно отставать от вслепую намеченного правительством плана, Сергей Полыгалин в числе других местных руководителей был арестован по подозрению в целенаправленном вредительстве государству и подрыве авторитета советской власти. Мера пресечения — расстрел. В 1956 году Полыгалин был полностью реабилитирован.

Просмотр

Другие экземпляры коллекции

Торкретирование купола

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Торкретирование — способ нанесения строительного раствора под давлением, который позволяет достичь большей прочности и морозостойкости бетона.
Нижнюю часть купола торкретировали в два слоя по 4 сантиметра. Используемая технология была новой для строителей и требовала освоения. Особенно непросто было перемещать цемент-пушки по ярусам лесов. Верхняя часть купола бетонировалась вручную.

Установка кубиков в арматуру купола

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Для наилучшего заполнения бетоном фермы были обшиты по обрешетке гладко выструганной рейкой, а сверху это деревянное покрытие было смазано олифой, чтобы в будущем рейка легче отошла от бетона.

Члены Комитета содействия строительству театра, руководство стройки, технический персонал и рабочие после опускания ферм купола

Май 1934 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Осенью 1933 бетонирование купола было завершено, бетон укрыли от промерзания опилками и кошмой. Стройка замерла до весны 1934, когда была проведена волнительная операция по освобождению бетонной основы от опалубки. Купол новосибирского театра невероятно тонок — толщина стенки составляет всего 8 сантиметров! Требовалось очень плавно опустить ставший ненужным временный каркас купола — и эта задача была с успехом выполнена.
В театре было устроено праздничное собрание. Это был день всеобщего триумфа, когда во многом окупились невероятные трудности строительного процесса.

Здание театра после первой реконструкции 1934—1936 годов

Май 1936 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Изменившаяся архитектурная и общекультурная парадигма в СССР заставила полностью пересмотреть изначальный проект Дома науки и культуры. Больше не требовалось строить демократический, массовый театр, и теперь нежелательно было воспевать в строениях чистые линии и строгие формы, напоминающие механизм машины. Вместо авангардных искусств возвращались академические формы.
По проекту архитектора Бориса Гордеева преобразился облик здания: главный вход был оформлен портиком с 12 колоннами в два ряда, остальные фасады украшены полуколоннами. Изначально гладкий снаружи купол покрывали декоративной железной чешуей.

Рабочие принимают люльку крана-укосины

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

В конце 1936 года был определён срок открытия театра — 1 сентября 1937 года. Однако это была невыполнимая задача — в первую очередь, из-за крайне плохого материально-технического снабжения строительства. Не было леса, кровельного и арматурного железа. Составленная правительственной комиссией смета не учла работы по вынужденному разбору уже построенных стен и конструкций из-за изменения планировки. Стройконтора с большим трудом расплачивалась с рабочими.
Виноватыми были объявлены самые беззащитные — непосредственные руководители стройки, прорабы, конструкторы, проектировщики. В ноябре 1937 года был арестован главный инженер строительства Сергей Полыгалин.

Работа над эскизом росписи потолка зрительного зала

Июнь—декабрь 1939 года
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Первоначально запланированные интерьеры театра также пришлось существенное пересматривать — в них были добавлены фрески, скульптура, драпировки. Проектные эскизы росписи в неоклассическом стиле были сделаны в мастерской А.В. Щусева в Москве, однако имели очень общий характер и потому ещё год дорабатывались на месте группой сибирских специалистов под руководством художника Абрама Бертика.

Каменщики за работой

Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Укладка кирпича между железобетонными колоннами каркаса вестибюля.

Конкурсный проект интерьера верхнего вестибюля театра

Архитекторы А.З. Гринберг и М. Смуров, 1933 год
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

В «верхнем» вестибюле театра планировали устроить буфет или ресторан. В проекте 1933 года его оформление ещё близко к конструктивизму и ярко по цветам: белый цвет на рисунке — это белый мрамор, темные ограждения балконов — ультрамариновые, рисунок пола — мозаика. В центре зала расположен фонтан. Сейчас на месте ресторана — концерт зал имени И.А. Зака.

Рекреация (солярий) на крыше вестибюля

Архитекторы А.З. Гринберг, Т.Я. Бардт, М.И. Курилко, 1931 год
Архив Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ

Для конструктивизма были характерны плоские крыши, пространство которых зачастую использовалось для устройства смотровой площадки или зоны отдыха. Однако уже в 1934 году по предложению архитектора Андрея Крячкова рекреацию на крыше вестибюля театра начали переделывать в картинную галерею. К 1941 году эта часть здания была достроена (по проекту архитектора Бориса Дмитриева), однако галерею там так и не открыли — сейчас на этом месте репетиционный зал.