Пётр Павлович Дедов — имя в сибирской литературе знаковое, можно даже сказать, сокровенное. Автор свыше двадцати книг, создатель знаменитой трилогии «Светозары», издававшейся неоднократно в столице стотысячными тиражами, победившей на конкурсе Союза писателей СССР и ВЦСПС … снискал себе славу талантливого художника, бесстрашного летописца героического и жестокого времени, имя коему — советская эпоха...

Петр Павлович Дедов — действительный член Петровской Академии наук и искусств, писатель, именем которого земляки назвали библиотеку в его родном селе…

Евгений МАРТЫШЕВ



Моя голубая весна

Дедов П. П.

Не берусь пересказывать содержание повести. Писатель Петр Дедов лишил меня такой возможности: она построена из материала, наполненного чувствами, которые не пересказываются, их надо пережить, то есть прочесть всю повесть от начала до конца. Автор выражает чувства и переживания героя сильным, точным словом. Он знает жизнь и, пишет о ней правдиво.

Иван Падерин

Русская доля

Дедов П. П.

Имя писателя Петра Павловича Дедова - автора свыше двадцати книг, известно не только в Сибири, где он родился, вырос, сформировался, как большой и самобытный художник, но и далеко за ее пределами. И секрет его популярности не только в завидном мастерстве, но и в той обжигающей правде, в той воистину сыновней любви к Отечеству, которыми буквально пропитана проза его замечательных повестей и рассказов. Кажется, сама жизнь - суровая, неприглаженная, чудесным образом закодированная типографскими символами проступает перед читателем во всей своей обворожительной и устрашающей наготе, заставляя учащенно биться сердце, сочувствовать, негодовать, ликовать, печалиться. Такое невозможно придумать. Такое можно только пережить и выстрадать.

Евгений Мартышев

Светозары

Дедов П. П.

Откроем первую книгу Петра Дедова «К солнцу незакатному», и мы легко обнаружим, как он любит сибирскую природу, как умеет ее живописать. Этот дар писателя в полной мере раскрывается в «Светозарах». Особенность трилогии в том, что она изображает крестьянство в собирательном, так сказать, типическом аспекте. Крестьянское сословие представлено многими ярчайшими лицами...

Н. Яновский

Сказание о Майке Парусе

Дедов П. П.

Майк Парус... Это гордое имя позвало меня однажды в дорогу. И вот урман — обширный лесной край на севере Новосибирской области: непролазные болота Васюганья, глухомань таежных урочищ… Шестьдесят лет назад, жили там только таежные люди, коренные сибиряки-чалдоны — народ, закаленный в борьбе с суровой природой, сильный духом и телом. Вольнолюбивые и крутые характером люди.
Повесть "Сказание о Майке Парусе" написана на документальной основе…
Маркел Рухтин, простой парень из глухого таежного села продираясь сквозь вековую отсталость, забитость и темноту сквозь горести и муки, выпавшие на его долю, тянется к новой жизни, обретает в борьбе силы и волю и осознанно приходит к главному подвигу своей жизни. Рухтин рано начал писать. После его смерти в Каинске (нынче город Куйбышев Новосибирской области) вышла небольшая книжечка. В ней — стихи, два рассказа, незаконченная повесть. Свои произведения он подписывал псевдонимом - Майк Парус. Это стало и партизанской его кличкой, когда началась жестокая борьба сибиряков против колчаковщины.

П. П. Дедов

Чалдония

Дедов П. П.

Мне надо было не только собрать по крупицам материалы о том времени, полном не только трагизма, но и романтики, — надо было прочувствовать сам дух эпохи, познакомиться с нравами и обычаями, проникнуть в самое трудное — своеобразие характеров моих будущих героев. В старинных деревнях, на заимках, в таежных охотничьих избушках, а то и просто под открытым небом, у костра приходилось беседовать с людьми, вести записи.
Повесть написана на документальной основе. М.И. Рухтин, И.О. Чубыкин, Ф.И. Золоторенко, поручик Храпов, поп Григорий Духонин — все это реальные люди, подлинные участники событий. Прототипом же Кузьмы Сыромятникова послужил комиссар чубыкинского партизанского отряда В.Д. Кучумов, а дед Василек — это известный в Сибири таежный охотник Иван Пешков, повторивший в свое время подвиг Ивана Сусанина.
Однако я не ставил целью скрупулезно следовать историческим событиям, доподлинно описывать биографии героев. Это дело исследователей и историков. Повесть художественная, и потому я имел право на вымысел. Есть вымышленные герои, вымышленные сцены и события.

Дедов П.П.